Урок Онтифашызма и 10 тезисов о фашизме

Антифашистская федерация, стыдливо позабыв собственные русские марши и под них придуманный Сурковым вместо 7 ноября «праздник» 4 ноября (День национального единства — то есть фасции), даёт бездуховному западному миру очередной урок. Причём урок решили дать правящие Россией господа миллиардеры там же, где приторговывают они отечественным оружием, на слёте буржуев с патриотическим названием ARMY-2022 — к чему два раза собираться одним и тем же людям? Парк «Патриот» (название говорит само за себя) — вот идеальное место для антифашистских мероприятий! И близость вооружений, выставленных федерацией на продажу состоятельным господам-иностранцам — антифашизму, понятно, не помеха.

«Добро должно быть с кулаками» (С.Куняев)! Ну, то есть с ракетами, танками, новейшими разработками отечественных оружейников. Антифашизм — это же не синоним борьбы с империалистическим милитаризмом, не антивоенное движение и не пацифизм, упаси господи! Это не бьющиеся на улицах Берлина стенка на стенку с неонациками и бонами анархисты, «шарпы» и социалисты, это не неформалы вам всякие, не Тимур Качарава, не Сократ, не Стас Маркелов и Анастасия Бабурова, павшие от рук отечественных неонацистов (весьма близких к Кремлю в случае Стаса и Насти)! Антифашизм по-путински, а точнее по-шойговски — он при погонахъ, при чинах. Антифашизм это когда и Зелёный Главный Храмъ рядом, чтоб тру-антифашист помолиться мог, и когда вооружения отечественные продаются для господ зарубежных гостей. Вот это по фэншую антифашизм, православный, миллиардерам нефтегазовым подходящий. Без серпов и молотов и прочей исторической архаики.

Ведь патриотизм и антифашизм — это же одно и то же. И ничего страшного, что фашизм это лишь стадия государственного патриотизма — мы-то прекрасно понимаем разницу! Вот план прощелыги Сергейцева, недобравшего у Яценюка и озлобившегося на нацию, план по деукраинизации Украины — это безусловно антифашизм, а вот если бы что-то подобное сформулировал Ален Даллес про Россию (точнее, за него сформулировал питерский поп в 90-х, по мотивам «Вечного зова»), про дерусификацию — это уже антифашизмом бы никак не было! Потому что русский, триколорный патриотизм — это и есть антифашизм, и нечего сюда примешивать какие-то коммунизмы, гуманизмы да социализмы. Ивана Ильина читать надо внимательнее, там всё про антифашизм написано!

Десантник и «социалист» Миронов прицеливается и делает точный выстрел… фотообъектива. С манекенами очень легко воевать!

И хоть это был сперва не Первый антифашистский конгресс (ну, Шойгу — везде первый, у таких как он Антифашистов и предшественников-то быть не может — об этом ниже), а слёт капиталистов для торговли оружием, а всё же главную речь уже на нём (и только о нём) произнёс работодатель министра Шойгу — господин Путин. Для кого-то война — трагедия, а для «питерских» война это рекламный ролик к новейшей продукции. Покупайте только наши убивающие изделия, господа — всё проверено в реальных условиях, на реальном, как они теперь научились говорить, «личном составе противника». Он гибнет тысячами, оружие работает безотказно — оптовикам со скидкой. Без каких-либо сомнений, не утруждая себя сверкой с социологическими данными, Путин заявил: «Народ России гордится своей армией и флотом!»

В принципе, после гибели «Москвы» без морского боя — очень точно сформулировал. Именно гордится — ведь есть чем гордиться. Сколько советских городов в Донбассе испепелено за полгода, девять миллионов беженцев-украинцев (по гражданству — понятно, что и русских там полно, а русскоязычных — так наверное 90%)! Только гордость. И особенно национальная гордость высока, когда зазывать в эту армию приходится плакатиками вот в таком духе.

Смелее — под триколор, под флаг августовской контрреволюции и разрушения СССР! Под флаг Собчака, Ельцина, Гавриила Попова, Анатолия Чубайса, под флаг приватизации и декоммунизации! А чтобы деньги не были единственной приманкой — нужна, конечно, некоторая моральная составляющая, «сила в правде» нужна. Хочется, хоть уже и проведён антисоветский ребрендинг армейской символики, а притвориться, что триколорно-вылинявшая пятиконечная — всё же ярко красная звезда с серпом и молотом внутри, что это Звезда Победы. И не за двести тысяч живым и семь миллионов мёртвым (точнее, их родне), не за буржуйские интересы (таких миллиардеров как Мордашов, Миллер, Сечин, Усманов), а за советское «дело дедов и отцов», продолжая битву с фашизмом, гибнет молодость России, как верно выразился Юрий Шевчук. Вот для этого — и конгресс.

Поговорим об антифашизме — ну-ка, кто там у нас в президиуме? Кто-то выступавший хотя бы на «колобковом», на коленке спешно нарисованном недавнем апрельском 7-м антифашистском форуме (нужна же международная общественность, компартии зарубежные — для кворума), проведённом силами кремлёвских СМИ? Стильные ведущие какие! Откуда такие берутся, не из казны ли Кремля оплачиваются — а, секретари ЦК ОКП?

Никого! Да и самой преподнесшей кремлядям антифашизм как оправдание родимому сырьевому империализму Дарьи Александровны что-то на конгрессе видно не было. «Своих не бросаем», однако…

В президиум командовать антифашизмом посадили единоросску Яровую и справедросса Миронова. Они ведь всю свою партийную судьбу связали с антифашизмом — причём Яровая была ярой антифашисткой ещё в «Яблоке»! И когда «закон Яровой» проводила в жизнь — закон тотальной слежки совершенно не фашистского, не государственно-параноидального свойства. А уж какой десантник Миронов антифашист — в России знает каждый прохожий. И когда «занимался бизьнесом» тоже был антифашистом. Как там не выступил ещё один маститый профессиональный антифашист, Дугин — просто загадка!

Бедновато, конечно, с говорящими головами, с авторитетами в вопросах борьбы не с экранным, а реальным неонацизмом (а они в мире-то есть). Зато какой антураж!

И ведь как натуралистично выполнен манекен с оторванной ступнёй возле санитарной машины! Конечно, воителю-антифашисту Шойгу переступать через такой объект приятнее, чем через реального солдата — тому, впрочем, даст оценку История, такое на фото не увидишь, через сколько тысяч переступил…

Начинал-то он в августе 1991-го, раздавая автоматы АКСу защитникам «Белого Дома», как мы хорошо помним, а в 1993-м — уже тысячу (!!!) автоматов Егору Гайдару выделил для того чтоб ни в коем случае Верховный Совет не победил Ельцина (против остатков Советской власти выступил). Гордится этим поныне, как и ельцинскими наградами.

Обещал Шойгу год назад от имени «ЕдРа» в предвыборном запале строить города-миллионники в Сибири, помните? Ну, и ведь сдержал точно, дословно обещание — как Путин полететь на Марс в 2019-м. Взяв сибирячков по контракту — без устали «возводит» города на Украине, один за другим…

Знатоки антифашистской символики, продумывавшие фото-антураж для господ в ходе ярмарки-конгресса, безусловно, осведомлены о том, какая была символика у фашистов настоящих — немецких? Видите эдакую белую галочку на рукаве раненого, а может быть даже и мёртвого манекена, пострадавшего при денацификации и демилитаризации? А теперь взгляните сюда.

Подозрительное сходство символики. Но на верхнем манекене-антифашисте символика ничего общего с немецко-фашистской не имеет и иметь не может! Это вам кажется, это зрительный обман.

И раз уж мы перешли в чёрно-белую действительность, то наверное все эти записные борцы с фашизмом (который начинается с корпоративного государства — а оно налицо где? где Газпром или где Нафтогаз?!) не ведают и толики того, что осталось от той светлой, десятилетиями строившейся советской мирной жизни в зоне действий вот этих «V for Vendetta».

Это Мариуполь сегодня, «очищенный от фашизма».

Это — Мариуполь год назад, на заднем плане хорошо виден тот самый Драмтеатр, что был укрытием женщин и детей в 2022-м и ныне разбомблен…

И разве что только в пучке воздушных шариков есть намёк на мрачное будущее этого промышленно развитого, полного рабочих мест города, запечатлённого в своей незамысловатой позднесоветской житухе-бытухе фильмом «Маленькая Вера». Шарики чёрные, яблочки мочёные, крылатые качели, звёзды золочёные…

Фото Сергея Ваганова, август 2021

Но теперь пора дать слово не записному антифашисту, а теоретически грамотному товарищу — такой доклад никогда не прозвучит в «Патриоте», потому что там слишком прямо и много говорится об антагонизме коммунизма и империализма (которого продолжением фашизм и является) — а зачем такое слушать господам на ярмарке вооружений? Нет, не подойдёт кремлядям такой вариант «денацификации», исторически верный, начинавшийся ещё в 1937-м году в Испании на антифашистских конгрессах — только не думаков и чинуш в погонах, а всемирно известных писателей, где выступали Илья Эренбург, Луи Арагон, Алексей Толстой, Антонио Мачадо, Альберти, Бергамин… Только в тот момент прогрессивные писатели мира ещё до начала Гражданской в Испании были на стороне СССР, а Путинская Россия устами Путина СССР люто ненавидит и возрождения его боится пуще фашизма — и нет писателей, кроме крепостных, невольников, кто поддерживал бы это самоистребление советского народа.

Григорий Дебеж, гражданин СССР


Десять тезисов о фашизме

1. Фашизм порожден империализмом, его особенности – это особенности капиталистических государств, развившихся до стадии монополистического капитализма и в силу кризиса, вынужденно переходящих к террористической диктатуре.

2. Необходимо указать, что этот кризис и специфический ответ на него обусловлены борьбой с коммунизмом, как идеологией и исторической тенденцией. Посему далеко не всякий острый кризис ведет к падению капиталистического государства в фашизм. Необходим и полюс, к которому обращается фашистский режим, с которым он вступает в схватку, хотя бы и в известном смысле и фантомный (так на востоке Европы, в силу исторического опыта, антикоммунизм действенен и действителен, несмотря на отсутствие явной коммунистической альтернативы власти капитализма. Сохраняются фантомные боли, и это боли надстроечные, сохраняющиеся, а посему актуальные, и даже, в какой-то степени актуализирующие коммунизм в упомянутом выше смысле).

3. Крайне важной является мысль Ленина о том, что социализм – это капиталистическая монополия, обращённая на благо большинства. Фашизм – в таком случае – это именно обратная узурпация этого блага большинства, обращённая на пользу меньшинства (у Галкина, к примеру, показано, что доходы за годы гитлеровского правления выросли только у немецкой буржуазии, хотя ряд социальных проблем был решён в рамках фашистской диктатуры, в известной мере – фиктивно: тяготы испытывают низы, верхи получают дополнительные преимущества, доходы и гарантии от нападок плебса).

4. «Идеальные» фашистские режимы – это, безусловно, немецкий и итальянский (при определенном идеологическом зазоре, имеется явное совпадение в развитой форме: к единству режима и народа можно идти под лозунгами народности, нации, но и совершенно так же и под знаменами этатизма. Итогом окажется иллюзорное единство государства и народа, подтвержденное тоталитарным, террористическим обращением с последним и утверждением вечности, даже священности сложившихся здесь и сейчас форм государственного устройства).

5. Развитых форм подобные режимы достигли именно в Европе. Почему? Не только согласно ее центральному, ведущему месту в мире (в США тоталитаризм не перешел в фашизм, Форм остался явлением маргинальным в американской политике), но и согласно историческому априори, тому наследству – идейному и политическому – которое было в распоряжении правящих кругов Европы.

6. В связи с этим необходимо указать на Российскую империю, как прообраз гитлеровской Германии: основной порядок РИ был воспроизведен в Германии в усиленной и совершенной форме: от буквального антисемитизма до запрета рабочих или проникнутых гуманистическим сознанием союзов, черносотенство с шовинизмом, требующих постоянного милитаристического подтверждения, до обожествления фигуры царя или фюрера; сугубый антикоммунизм).

7. Вопрос о массовом движении, с помощью которого происходило становление фашистских режимов, является по существу вопросом о массовой поддержке фашистских режимов со стороны народа, его заметной части, мелкой буржуазии. В классовом аспекте чрезвычайно важно различать класс-в-себе и класс-для-себя (по Энгельсу). Без субъективной стороны, стороны самосознания, нет класса как политического субъекта, невозможно классовое единство; возможны различные комбинации, в которых относительная самостоятельность надстройки вполне может сообщить классу угнетенному, пролетариату, чуждое ему самосознание, чуждую идеологию. В этом отношении, мелкобуржуазное сознание большинства населения, являющегося со стороны общественного положения, участия в разделении труда, пролетариатом, есть не исторический парадокс, а скорее норма, как нормою является общее недомыслие народа, неспособность к последовательному и критическому мышлению в отношении собственного положения и собственного интереса.

8. Однако нельзя сказать, что это массовое движение является постоянным движителем режима. На самом деле, разве к середине тридцатых массовый нацизм не выродился в бюрократизированные формы исповедания обязательной идеологии и соответствующую им практику? Посему возможен, а для 21-го века и предпочтителен, вариант фашизма сверху, насаждения его в определенных общественных обстоятельствах. Тогда стадия массового движения, уличного фашизма, остается срезанной, допускается в виде мероприятий условных и допущенных сверху, что не отменяет массовости принятия фашистской идеологии и исторической, социальной аберрации, которая с фашизмом связывается.

9. Фашистский режим становится сам собою во время войн, до этого его декларации еще можно счесть риторикой, которую в той или иной мере принимает большинство буржуазных режимов. Только война по-настоящему консолидирует условное и иллюзорное единство режима и народа в некую общность, которая и несет историческую ответственность за свои деяния и противоречия, которые войной не разрешаются, а лишь отодвигаются во все более темное будущее человечества.

10. Итак, фашизм – это антикоммунистическая идеология империалистических государств, сформулированная в ходе противостояния с коммунизмом, и соответствующая этой идеологии политическая и экономическая практика, опирающаяся на поддержку народных масс и являющаяся родом единства последних и правящих кругов, режима. Существование подобных режимов есть постоянная мобилизация и милитаризация, актуализирующая всякого рода национальные и государственные идеологемы ложного единения. Полного развития фашистские режимы достигают в ходе войны, позволяющей им легитимизировать самые варварские практики, подавляя любое внутреннее сопротивление, доводя иллюзорность народного единства до реальности единства сложившейся исторической общности, где пределы эгоистического, мелкобуржуазного сознания оказываются воплощенными в террористической надстройке, в итоге оборачивающиеся против даже самых явных интересов большинства населения. Начало излечения от фашизма – это его военный разгром и последующая социальная практика, принудительная социальная педагогика, в отношении народа и отдельных его групп, ибо без исторического катарсиса его призраки будут отравлять и отравляют людей уже больше столетия.

Товарищ Матяш


Материал по теме:

Холодный душ Ходаковского и возражения колобков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *