Великая Отечественная война и внутриотечественная «спецоперация» (ч.2)

Итак, начало войны, всё упорнее переименовываемое «питерскими» в День скорби — по западному образцу. Скорбные стояния со свечками в парках у мемориалов (больше практиковали это нашисты и молодонаглейцы в нулевых-десятых) — вовсе не то, что хотели бы видеть отдававшие в те первые часы Великой Отечественной войны жизни красноармейцы. И уж точно не хотели видеть они триколор с двуглавым орлом над Кремлём.

Какая скорбь, причём тут скорбь? Что это за малахольные эмоции на фоне потрясшего весь мир героизма защитников Брестской крепости (чеченцев, чекистов — среди прочих) и пограничников, принявших первый бой, встретивших гитлеровскую армаду ожесточённо и яростно? Может, стоит не по-церковному свечки теплить и подсвечниками, как Ельцин, становиться — а быть какими-то мирными делами на ниве прогресса достойными того массового подвига советских людей (не только воинов), на кого была обрушена неистовая мощь лучшей армии мира?

Восемь месяцев держался Севастополь! Бои за него начались в октябре 1941-го, армада вермахта ломала об него свою хвалёную, в Европе закалённую крупповскую стальную челюсть. Кто сражался в ополчении среди пятнадцати тысяч севастопольцев? Может, попы попадались — может, как в «Спасти Москву» им не хватало только иконки чудотворной или московской булочки с трамвайчиком?.. Коммунисты и комсомольцы сражались. Точно так же в Ленинграде — коммунистическая сознательность была той «военной тайной» по Аркадию Гайдару, которая и удержала город под артобстрелами финнов и немцев.

Фашизм шёл не просто завоёвывать «жизненное пространство», плодородную землю Украины, нефть Кавказа — немецкие промышленники и американские банкиры спонсировали нацизм как лучшее средство от главной для себя угрозы, большевизма. А что нёс им Коминтерн, то есть «революция на экспорт» (о которой блиноликий отрицательно высказывался)? Национализацию их заводов, газет, пароходов. Восстание тех, кто пока на них работает, сулящее уничтожение буржуазии как класса…

Неудавшаяся в Германии социалистическая революция, опыт Баварской советской республики — подхлестнули промышленную буржуазию искать антикоммунистическое «противоядие» не в простой полицейщине и армейском пруссачестве, но в точно такой же партийной системе идеологической мобилизации населения. А в мононациональной стране выбор их мог пасть только на самый яростный национализм, на национал-социализм — который самим своим названием сбивал мировые, угрожавшие германской буржуазии интернационалистские ориентиры.

Социализм по-марксистски был идейным тараном, был разрушителем буржуазных государственных устоев и границ во имя обеспеченного средствами производства равенства пролетариев всего мира — национал-социализм вывернул всё марксистское наоборот, декларировал социализм только для высшей расы, стал пасквилем, злой пародией на принцип «пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Однако лишённая Версальским договором армии, измождённая в годы Великой депрессии Германия, включая конечно её безработный пролетариат (сознательные, инженеры находили работу как раз в СССР) — вняла посулам Гитлера. Хоть какую-то работу дадут — а хоть и танки да автобаны под них делать…

Без какой-либо маскировки, в открытую капитал запускал военно-промышленную машину для решения порождённых экономическим кризисом, той самой депрессией проблем — конечно же за счёт тех стран, что выгодны для грабежа. И среди них самая богатая и необъятная — СССР. И повод есть великолепный — они же не просто «унтерменши», они ещё и большевики, бурно развивают свою индустрию и проповедуют мировую революцию, то есть посягают на основы «европейской цивилизации» (читай: угрожают «всем богатеньким нашего города») — именно такими высокими материями оправдывал свой блицкриг Гитлер.

Ничего это вам сейчас не напоминает? На первый взгляд — нет! Ну уж точно не непопулярного до омерзения, бессменного, под продление себя правящего уже конституцию президента, душившего собственный народ реформами вроде пенсионной или оптимизации здравоохранения (вводящей платную медицину как норму, а по ОМС «услуги» — отгоняющую на периферию, «для бедных», — куда вам столько койкомест, поликлиник и больниц? сократить!) — и нашедшего вместе с поистратившимися в кутежах своими нефтегазовыми миллиардерами выход в военной операции?

А рядом-то колоссальный угольный бассейн! И, что важнее, очень дешёвая русскоязычная рабочая сила — дешевеющая с каждым разбитым в ходе «освобождения» жилым домом и заводом. Надо лишь добавить разрушений — и все кризисы отступят. Надо дать войнушкой с соседями работу и тем, кто мыслил недавно о свержении класса-паразита (как в 2014-м ловко удалось мобилизовать и преобразовать в рейтинг этого президента его прежних заклятых врагов-нацболов) — работу по истреблению братьев по классу, по укреплению олигархата в его положении гегемона…

И какая тотчас его сырьевому империализму стала подквакивать идеология? Конечно же русский национализм! «Национальная неполноценность» бывших советских братьев была тотчас обнаружена, категоризована и под предлогом денацификации введена в официозный дискурс как требующая внешнего, «высшего» контроля — они же «Антироссия»! Как такое можно рядом терпеть?

И война Третьего рейха была войной «высшей расы» против Советского интернационала. «Высшая раса» по своему разумению вовлекала соседей по защищаемому ею «европейскому дому», то есть всё тех же «белых», позже и не только их — но исключительно как временных союзников. Румын, итальянцев, французов, венгров, поляков. И точно так же — нацисты действовали на территории СССР. Выявляя очаги любой реакционной мыслишки и идентичности — националистической, религиозной, — Геббельс тотчас ставил эти антисоветские (скрытые или открытые) меньшинства и принципы их организации, в ряды вермахта. Примеров достаточно — и крымские татары в специально под них созданной дивизии СС, и чеченский Султан-Гирей, и конечно же бандеровцы — во Львове впереди вермахта шагавшие в еврейских погромах и расправах над комсомолками, коммунистами. И, безусловно, власовцы — созданные как основной идеологический отряд борьбы «русских» с большевизмом.

Послушаем-ка вновь очень похожий на ельцинский, голос генерала-предателя Власова.

Новое «национально-трудовое устройство», Европейский «союз национальных государств» — всё это не фигуры речи, доклад Власова, конечно, согласовывался с Геббельсом. И звучание «национального» потому так высоко возведено — ведь по ту сторону линии фронта, большевистский недочеловеческий интернационал. По ту сторону — советский народ, в котором нет и быть не может никаких «национальных вопросов», споров о первенстве и прочих дореволюционных пережитков вроде черты оседлости. Эта главная, эта решающая сила, сплочённая большевиками, работающая на «ленинском горючем» пролетарского интернационализма — и вышибала национал-социалистов с советской земли.

И не вставало вопроса, где остановиться в этом контрнаступлении РККА — может, ту же Украину из-за предателей-бандеровцев, не освобождать? Беда попавших первыми в долгую оккупацию украинцев, как и белорусов — не могла быть их отдельной бедой, единая нервная система советского народа такого не позволяла себе в принципе — не чувствовать боли соседа! Этим, именно этим «оружием», не русским, а именно советским, созданным всего-то за два десятилетия до начала этой войны — СССР и побеждал фашистов. Фашистов всех мастей, а не только национал-социалистов, ведь были там разного рода националисты, включая татарских, украинских, усташей даже — которым не жилось дружно в советской семье и в перспективе мировой революции.

В победе этой выковывал советский народ для мира новейший принцип подлинно-социалистического единства, НАДнационального, но при этом не космополитического, помнящего всю свою многогранную материальную историю переплетённых воедино судеб народов. И пусть диссиденты брюзжали о «переселении народов» — это были превентивные и весьма по меркам военного времени гуманные меры, препятствующие сдаче целых республик СССР вермахту и национал-социализму как разделяющей народы и властвующей ими во имя их же истребления, идеологии. Так спасалась целостность советского народа!

Лагеря смерти чётко показали намерения нацизма — их интересовали не только природные ресурсы, пространства и рабский труд, но и расовые вопросы, а тут без массового истребления «неполноценных» их же силами, не обойтись. И темпы оптимизации разумными существами разумных существ гитлеровцы и их местные приспешники показывали на своих фабриках смерти… почти нынешние, то есть постсоветско-расеянские. По миллиону в год и не через дымоход — это надо бы треблинским специалистам у реВОРматоров поучиться.

Пусть же пытающиеся на себя примерить пилотки тех реальных героев борьбы с фашизмом — пилотки с пятиконечной красной звездой, — сегодня видят всю историческую пропасть между той войной и этой невойной! Заставляя отречься от той самой, вышеупомянутой советской нервной системы, не чувствовать боль от разрушения городов нашей единой родины — миллиардеры-манипуляторы, недавние приватизаторы социалистической собственности, разжигают гражданскую не «там» (навязывая само это постсоветское деление, признание родного неродным), а здесь.

Но не догадываются нефтесосы расеянские и Фирташи с Ахметовыми, что именно гражданство СССР, пролетарский интернационализм является точно такой же единственно подлинной альтернативой их островным идентичностям, междоусобной войнушке национализмов, как Интернационал СССР был альтернативой расовому господству, порабощению «унтерменшей» во Второй мировой (для нас, «совков», Великой Отечественной). «Унтерменш» с тем самым, из пропагандистских фильмов рейха лицом скуластого неэстетичного азиата — не только сам оказался жизнеспособнее и организованнее «высших» благодаря большевикам, но и Европу освободил от самой идейки «национального превосходства» (а где она, как в Польше, давала себя знать и после мая 1945-го — добивал антисемитскую гадину красноармейским штыком). И, кстати, бандеровцев и «лесных братьев» ещё долго добивал, выкуривал их их гнёзд национал-сепаратизма!

Нет, Власов не угадал — Европа не стала большевистской, мировой революции из кошмарных снов Гитлера, Круппов и Сименсов — не случилось. Пришла туда силами имевшегося местного подполья в ходе освобождения от нацистского гнёта разноликая народная демократия. Хотя, и национализация, конечно, пришла — чем значительно ускорила темпы послевоенного восстановления этих стран. И вскоре Чехословакия, Польша, Румыния, Венгрия, ГДР, Югославия радовали весь соцлагерь своей уникальной продукцией. Прозорливый Сталин снизил номинальный радикализм наступления социализма на европейском направлении на первых порах (хотя имел право на ленинский план-максимум), чем дал простор развитию пролетарского интернационализма уже не «по разнарядке» Коминтерна, а мягкими методами Коминформа

Победивший в смертельной схватке с фашизмом Советский Интернационал продолжил расширяться — и главное в нём было, как это ни странно всё тем же формалистам, а по сути правым оппортунистам (шовинистам), это право наций на самоопределение вплоть до отделения. Ибо это право не выбрасывало за пределы орбиты СССР, а вовлекало в неё (иным центром притяжения был империализм, США и Англия, и тут выбор делался элементарно — хотя, в случае Тито не окончательно). Мирное (хоть и послевоенное) расширение социализма строилось на полной самостоятельности, на суверенитете демократических правительств, которые уже сами налаживали сотрудничество с СССР. И оно исторически запечатлено!

Та самая высотка в Варшаве, что бесит националистов давно, и они её чуть ли не разрушить до основания мечтают, — Дворец науки и культуры, — есть подарок советского народа ПНР. Целиком из привезённого материала построенный, советскими силами, одновременно с МГУ и другими московскими высотками. Чем не посмертный ответ отравившемуся фюреру, который мечтал на границах рейха поставить высоченные стелы с орлами? Тут же — именно коммунистический гуманизм, торжествующий над имперской бесчеловечностью, — не безлюдный камень, но дворец, населяемый умнейшими и талантливейшими представителями нации! Вот умел же Сталин даже так высказываться…

Что важно вынести из сопоставления войны и невойны?

Отечественный, идеологический характер первой и буржуазный (где идеология подчинена, вторична) — второй. И то, что в них общего — немного, но есть. Проверка прочности тканей советской идентичности — с какой бы стороны она ни была атакована. А только регулярная-то армия, укомплектованная контрактниками, будет поразрушительнее зигующих маргиналов, добробатов и нацбатов. «Ленинопад» это не руины Мариуполя, включающие драмтеатр — масштабы тут «говорящие».

Буржуи российского осколка СССР были уверены, что легко подчинят своим империалистским целям — в слабом и уменьшенном виде притороченные к броне идеи советского патриотизма и даже пролетарского интернационализма, не имеющие твёрдой партийной опоры. Коллективного выразителя этих идей, способного заглушить шовинистский, реакционный агитпроп сырьевого империализма — нет, признаем это честно. ОКП могла бы стать этой чисто пропагандистской пока трибуной — но с этой трибуны с марта высказывались и продолжают высказываться дикости-дашести, не уступающие в правом угаре не то что прощелыге Сергейцеву, но классикам сурковского журнала «Вопросы национализма«, ратующим за тотальную оккупацию и деукраинизацию уже целого этноса. Да-да, Даша-75% одобрила это всё ещё на мартовском пленуме фразой «не знаю, как будет называться эта страна после спецоперации».

Буржуи просчитались: их афера не подчинила, но пробудила против себя как класса советскую идентичность в массах, в которой главное — социалистическое. А это — вопрос собственности на средства производства. Вопрос обнаружения не внешнего, а здешнего — первостепенного и первопричинного врага, приватизировавшего советские средства производства на территории наибольшего осколка СССР.

Может, это дядя Сэм? Может, это Англичанка? Может, это Коломойцев? Нет, это Сечин и прочие «питерские» миллиардеры, работающие «не ради денег, а из любви к России», как выразился их скромняга-работодатель, официально получающий 7 миллионов рубликов в год. Более того, газ и нефть, который давно уже считают российскими, то есть своими собственными силовигархи Тимченко, Михельсон и Миллер — в социалистической, первоначальной ипостаси принадлежали в той же мере УССР, как и РСФСР, БССР и другим республикам Союза. «Ведь это наш общий газ, а мечты почему-то сбываются только у вас».

Социалистическая собственность, равно распределённая между всеми гражданами СССР — была залогом мира и сотрудничества республик. Став частной (а государственной собственностью нефть и газ давно даже «питерские» не называют, даже в «госкорпорациях», которые точно такие же АО) собственностью, газ и нефть превратились в источники распрей и в конечном итоге не «газовых войн», а нынешней невойны. Вот этот «первородный грех» приватизации недр, вроде бы «отпущенный» постсоветскими границами — сырьевой империализм и будет прятать за буржуазным национализмом, лишь бы не было братания, лишь бы «совки» не опомнились и не поняли, что украинским трудящимся с российскими трудящимися делить нечего, и уничтожение мирной инфраструктуры не им на руку, а тем, кто вновь их же ограбляя, будет осваивать московский и подмосковный бюджеты…

Об этом же пишет, кстати, и Всеволод Емелин

Алмазы и изумруды

Смотрю на Москву июньскую,
И так вам скажу, ребята,
Что всею душою чувствую
Как мы живем п*здато!

Идёшь по Тверской – какое чудо,
Есть от чего заискриться глазу,
Справа «Уральские изумруды»,
Слева – «Якутские алмазы».

Вокруг шумят рестораны,
Можно пойти и нажраться,
Но - это странно
В свете Спец.операции...

Что сказать о Спец.операции? Что оказалась длинной.
Но достигнуты важные результаты:
Мы планировали денацифицировать одну Украину,
А приходится денацифицировать весь агрессивный блок НАТО.

На это могут уйти долгие годы,
Будут ещё слезы и раны,
Но невозможно видеть, как мучат народы
Всякие нацисты и наркоманы.

Слышите вы их стоны?
Их горестное сопение,
Простых людей миллионы
От нас ждут освобождения.

А на кого ещё уповать
Измождённым им и распятым?
Кто пришёл их освобождать
В радостном сорок пятом?

И опять загремят парады
По всем площадям Европы,
Заблестят на грудях награды,
Под зерно распашут окопы.

Вернутся домой ветераны,
Как возвращались деды,
Они пойдут в рестораны
И выпьют там в честь победы.

В ушах их звучать ещё будут
Разрывы, крики, приказы.
Они купят уральские изумруды
И якутские алмазы.

Хотя, возможно, к тому времени, братцы
Не останется от Тверской ни хрена.
Но, как сказал президент нашей нации,
На миру и смерть красна.

Ведь мы не какие-нибудь иуды,
И нам не жалко ни разу
Эти *раные уральские изумруды
И якутские алмазы.

22.06.2022

На фото сверху — «Аврора», матросы поднимают подлинный флаг военно-морских побед над подлинным фашизмом


Материал по теме:

Великая Отечественная война и внутриотечественная «спецоперация» (ч.1)

12 thoughts on “Великая Отечественная война и внутриотечественная «спецоперация» (ч.2)

    1. надеюсь, это о Емелине? не даром я ему в ЛР передовицы посвящал! (кстати, занёс в кубинское посольство сегодня номеров — были рады, там про наш телемост)

    1. напрасно иронизируете, товарищ Берия! к кому шоу-винизм пристал банным листом, того и критикуем — это нам положено даже по Мао, самокритика-то!

    1. ты почитай-почитай!.. это, брат, и Розенберг не выдумает! («Пусть говорят» — да-да, бывали мы и на этом тоЛк-шоу — пусть наговорят такого побольше, как в 1914-15-м, чтоб был и наш 1917-й)

    1. «Нн-не усп-певаю, н-не успеваю!» (Р.Рождественский) — там в основном то же что тут, так что не разменивайся) ну и всякое по ходу событий дневниковое… (когда есть минутка капнуть чернилами туда)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *