Нацизм в масштабах Украины: в Раде, в обществе, в тербатах

Скорее всего, ты, читатель, знаешь, что нацизм в Украине слаб и не правит страной. Если ты – противник «спецоперации», ты освежишь и углубишь свои знания, сможешь лучше донести информацию до колеблющихся. Если ты сторонник «денацификации» Украины, то и ты, наверное, понимаешь, что россказни об украинских нациках сильно преувеличены, но они удобны российской пропаганде, чтобы иметь ПОВОД для начала «спецоперации». Но если ты, читатель, и вправду не знаешь, каково положение в братской стране, надеюсь, для тебя этот текст станет открытием.

Итак, нацизм – это разновидность фашизма (открытая диктатура капитала), апеллирующая к идее нации, чистоты крови и т.д. Насколько нынешняя власть в Украине является нацистской? Президент Украины – Владимир Александрович Зеленский. Выходец из русскоязычной семьи Кривого Рога, комик и актёр, открыто заявлявший о своём еврейском происхождении (см. интервью с Гордоном). Не очень тянет на президента нацистской страны?

Кабмин (правительство) Шмыгаля также не включает в свой состав нацистов или даже просто националистов. Основной политической силой в нём является «Слуга народа» (партия, выстроенная под Зеленского), много беспартийных, есть ещё член партии Украинская Стратегия Гройсмана (предыдущего премьера, открытого еврея).

В Верховной Раде заседают: «Слуга народа» (партия Зеленского, активно заигрывавшая с русскоязычным электоратом) – 241 место, «Оппозиционная платформа – За жизнь» (пророссийская партия, возглавляемая кумом Путина Медведчуком и евреем Рабиновичем) – 44 места, «Европейская солидарность» (партия предыдущего президента Порошенко) – 27 мест, «Батькивщина» (партия среднего и мелкого бизнеса, социал-либеральная, активно выступавшая против приватизации земли, лидер – Юлия Тимошенко) – 25 мест, «Голос» (либеральная проевропейская партия) – 20 мест. Есть ещё две депутатские группы («За будущее» Коломойского – 21 место и пропрезидентская «Доверие» – 20 мест). Также присутствует 25 внефракционных депутатов и 27 вакантных мест. Конечно, нельзя ручаться, что среди депутатов Рады нет ни одного нациста, но из состава видно, что никакой хоть сколь-нибудь заметной силы они там не представляют. Не имеют ни одной партии, ни одной депутатской группы.

Нет в Раде ни националистической «Свободы», ни «Правого сектора», ни «Цивильного корпуса». Они, объединившись, вместе не сумели преодолеть избирательный порог в 5%.

В Раде последнего созыва нет даже «Радикальной партии Олега Ляшко» — местного аналога ЛДПР, но более социального и менее националистического.

Более того, что интересно, во времена Януковича, когда отношение России к Украине было мирным, в Раде вполне спокойно находилась националистическая «Свобода». Она имела аж 37 мест. И тогда, конечно, российское ТВ не упускало случая попинать «западенцев» и националистов-русофобов в Раде, но в те благословенные годы никто и помыслить не мог, что бы это могло быть основанием для «спецоперации» по «денацификации».

В Украине среди вооружённых формирований действительно есть националисты и нацисты. Дело в том, что в период прошлого острого российско-украинского кризиса в 2014-м году, когда армия была дезориентирована и дезорганизована после Майдана, националисты составили одну из сил, противостоящих российским и пророссийским боевикам на Донбассе. По мере того, как организовывалась постмайданная система управления, по мере того, как крупный капитал и чиновничество отыгрывали свои позиции во власти, националисты были интегрированы в вооружённые силы и потеряли самостоятельность. Большая часть националистических батальонов, таких как «Азов», была подчинена структуре вновь созданной Национальной Гвардии.

Какая-то часть, как, например, «Айдар», включена в ВСУ (Вооружённые Силы Украины).

Но какая их доля в вооружённых формированиях?

Всего в ВСУ служат около 250 тыс. человек, в Национальной Гвардии 50-60 тыс., есть ещё территориальная оборона (полупрофессиональные формирования милиционного типа) численностью примерно 130 тыс. Т.е. в сумме мы имеем около 450 тыс. человек. Какими же силами там располагают националисты и нацисты?

Наиболее известный и самый крупный националистический батальон (теперь полк) «Азов» по разным оценкам на начало «военной спецоперации» располагал 1000-2000 человек. Численность остальных батальонов (большая часть из которых не является националистическими) исчисляется сотнями человек (крупнейшие «Айдар» — около 800 человек, «Донбасс» — около 500 человек). Сделаем очень большую натяжку и скажем, что в сумме все националистические батальоны и батальоны с сильным националистическим влиянием располагают 10 тыс. человек.

От общей численности вооружённых формирований это составит — 1/45 часть или 2%.

Но, может быть, батальоны творят что хотят? Как бы не так. Служащие многих батальонов, как и практически целые батальоны были подвергнуты судам и уголовным наказаниям за злоупотребления и преступления. Так, например, судили «торнадовцев».

Может быть, раз нацизм не имеет значительного распространения в армии, он распространён в массах? Может, они пропитаны идеями о расовом превосходстве, о борьбе с врагами нации, величии вождя (в Украине с 91 года сменилось 6 президентов, в России правит второй), о захвате жизненного пространства?

Нет. Русскоязычное и украиноязычное население сожительствовало прекрасно во всех городах. Причём надо понимать, что в большинстве русскоязычное население – люди имеющие бабушек, дедушек, родителей, говорящих по-украински/знающих украинский. Просто они по привычке говорят на том языке, который имел большее хождение в СССР. Конечно, отдельные конфликты были и есть, но они носят единичный характер. В целом же никаких серьёзных проблем на языковой, национальной почве там, куда не приходила Россия, не было.

В таких городах как Харьков, Чернигов, Суммы, Запорожье, Днепр, Киев, Николаев, Херсон никаких заметных столкновений не было и нет, хотя там население в языковом и национальном отношениях смешанное, царит двуязычие, практикуется суржик. Все всегда говорили на том языке, который был удобен. Однако следует упомянуть, что использование русского языка в СМИ, образовании, рекламе, сфере обслуживания ограничивается. Не солидаризируясь с этой политикой, надо сказать, что для потомков украиноязычного населения (а таких там подавляющее большинство) эта политика приемлема.

К сожалению, в Украине есть уличный нацизм. Есть те, кто нападают на активистов левых взглядов. Есть радикалы, которые пытаются помешать проведению «Маршей гордости» (маршей ЛГБТ и их союзников). Но уличный фашизм есть и в России.

При этом до 24 февраля 2022 года Украина была на порядок более свободной страной, чем РФ. Проводилось множество оппозиционных митингов, попыток организовать новый Майдан уже против Порошенко или Зеленского, собрать ветеранов АТО перед Радой, штурмовать Раду в интересах то мелких предпринимателей, то шахтёров, то льготников-чернобыльцев и т.д. Проходили забастовки на стратегических предприятиях, таких, как «АреселорМиттал», или на железной дороге (в России, для сравнения, вообще запрещено законом бастовать железнодорожникам), постоянно бастуют шахтёры.

Закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики», как следует из названия, запрещает символику и названия советского периода, но вовсе не коммунистическую идеологию или коммунистические организации как таковые. Вполне легально действовали левые организации, такие как «Социальный Рух».

Таким образом, говорить о нацистской Украине или о влиятельном в Украине нацизме – это полная глупость.

При этом нужно отметить, что украинская нация является угнетённой. Российская Федерация по сути стремится или подчинить Украину (загоняя её в свой Таможенный Союз/федерализуя), или уничтожить, проводя проекты «Новороссии», заявляя «Украины больше нет», говоря о возможной утрате государственности в случае отказа от предложений РФ на переговорах. В этих условиях «гражданский национализм» неизбежен и не является чем-то отрицательным.

Если империалист заявляет о намерении уничтожить государство, заявляет о выдуманности украинского народа, то на это неизбежно следует ответ самого этого народа. «Национализм» освободительный, говорящий – оставьте нас в покое, не надо нас «освобождать», мы – украинцы и мы сами разберёмся в своём государстве – «национализм» прогрессивный. Это не национализм в значении превосходства нации, и даже не национализм, говорящий о том, что нация – что-то исключительное, нет, это «национализм», говорящий имперскому государству: убери лапы, вы имеете своё национальное государство, и мы точно также имеем право на своё, право на то, чтобы никто к нам не вторгался. По сути, это – демократизм, говорящий, что мы не потерпим иностранной оккупации и внешнего управления.

Очевидно, что такие воззрения распространены и среди трудового народа Украины, потому как если к капиталистическому гнёту добавится и полная разруха (как на Донбассе), и колониальное угнетение, то жить станет намного хуже. Такой «национализм» безусловно в Украине есть. И, видимо, о нём говорят российские пропагандистские каналы, заявляя: «сегодня было уничтожено 300 националистов под Черниговом».

Для российского олигархического режима неприемлем сам факт того, что народ Украины встал на защиту своей родины. Для него все, кто защищает свой дом, кто не хочет подчинения империализму России – националисты и нацисты. Но, как мы увидели, нацисты в Украине в слабом меньшинстве и не оказывают серьёзного влияния на власть, а «национализм» заключается в желании защитить своё общество от иностранного гнёта.

Никита Ежов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *