117 лет Кровавому воскресенью, а в рабочих на советской земле продолжают стрелять

«9-го января. Воскресенье.

Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело! Мамá приехала к нам из города прямо к обедне. Завтракали со всеми. Гулял с Мишей. Мамá осталась у нас на ночь.»

Из дневника царя Николая 2-го

По официальной версии убитых — 130, раненых — 300. По неправительственной, запрещенной к публикации, убитых и раненых — было более четырёх тысяч. Одним из свидетелей этой расправы был Максим Горький, который через прессу пытался предупредить пролетариат о готовящейся расправе, за что вскоре и угодил в Петропавловку…

В больницы города в тот день доставляли не только подстреленных рабочих, но и подстреленных полицейских. Кто первым открыл огонь — неизвестно и не важно, потому что всё началась с рубки собравшихся шашками конных гренадеров. Акция устрашения действия не возымела (не для того всех так долго вели на убой). Гапон воззвал продолжать идти, толпа послушно пошла, и тут по ним, по упрямым сторонникам реформ при сохранении царизма — дали залп. Толпа легла, встала, получила ещё залп. После пятого залпа толпа всё же побежала, и тотчас родился термин «гапоновщина». Коротко, это один из множества способов отдалить социальные перемены ценой личного времени и здоровья.

Сам Гапон, возглавивший флешмоб, благополучно пережил побоище и сбежал от возмездия рабочих в Европу. В Европе он успел организовать Женевскую конференцию социалистов, чтобы договориться о сроках вооружённого восстания в России, но ничего серьёзного не добился. По приезде на родину (якобы для организации этого восстания) поп Гапон был повешен боевиками-эсерами на конспиративной даче по обвинению в получении «откатов» от Департамента полиции. Убийство организовал действительный адресат «откатов» Азеф.

Весь план шествия Гапон заранее сообщил жандармам, он был до всех подробностей заранее известен царю и его министрам. Это была широко задуманная провокация, дотоле в таких размерах никогда царским правительством не практиковавшаяся. И царское правительство сделало все необходимые войсковые приготовления к ней. Город был разбит на участки, где заранее были расставлены войска и казаки. За зелёным столом с картой Санкт-Петербурга заседал штаб во главе с дядей царя, великим князем Владимиром Романовым, которому царь Николай Второй поручил кровавую расправу над мирным народом, посмевшим требовать 8-часового рабочего дня.

О роли этого кровавого романовского палача английский корреспондент лондонской газеты «Дэйли телеграф» Диллон, близкий к царским придворным кругам, тогда же, в день расправы 9 января, в своей корреспонденции писал следующее:

Я спросил одного придворного, почему сегодня без соблюдения формальностей убивают безоружных рабочих и студентов. Он ответил: «Потому что гражданские законы отменены и действуют законы военные… Прошлой ночью его величество решил отстранить гражданскую власть и вручить заботу о поддержании общественного порядка великому князю Владимиру, который очень начитан в истории французской революции и не допустит никаких безумных послаблений. Он не впадет, — продолжал царедворец, — в те ошибки, в которых повинны многие приближенные Людовика XVI; он не обнаружит слабость — он считает, что верным средством для излечения народа от конституционных затей является повешение сотни недовольных в присутствии их товарищей»…

Сегодня его высочество обладает высшей властью и может испробовать свой способ сколько угодно… Великому князю Владимиру представляется необыкновенный случай обнаружить свои способности. Он будет укрощать мятежный дух толпы, даже если бы ему пришлось для этого послать против населения всё войско, которым он располагает.

Между тем, как мы писали уже в связи с годовщиной декабрьского вооружённого восстания в ходе Первой русской революции, — Кровавое воскресенье стало не «обнулителем» революционных настроений масс, а стартёром революционного процесса — жестокость и антинародность царизма явила себя на питерских улицах настолько безапелляционно, что иллюзий «мирного, эволюционного пути» у пролетариата не осталось. И через 12 лет Романовы будут своими же братьями по классу и министрами удалены с исторической сцены, а затем революционным пролетариатом расстреляны именно как кровавая династия, дабы пресечь реставрацию монархии в России.

Царь играл в войну, — писал Ленин, — совершенно серьезно, как будто бы он находился перед нашествием вооруженного неприятеля. И царские войска расстреляли мирную рабочую манифестацию. Первые залпы были даны по колонне путиловских рабочих, во главе которых шел Гапон. Когда упали на снег многочисленные раненые и убитые, он, воспользовавшись паникой, убежал. И в других частях города, в рабочих районах, на подступах к центру города, были такие же кровавые расстрелы.

Увы, хоть и прошло с того шокировавшего мир дня 1905 года более века, а контрреволюция 1991-го и социальный регресс вернули «постсоветское пространство» примерно в ту же историческую яму, выбираться из которой надо длительным революционным путём. В Казахстане по мирным участникам акций неповиновения (с требованиями сугубо экономическими), вызванных повышением вдвое цен на сжиженный газ, — стреляют без предупреждения, как стреляли здесь же в декабре 2011-го года, в Жанаозене по рабочим-нефтяникам, как стреляли в Петербурге 1905 года по рабочим-путиловцам…

И ирония Истории ещё в том, что 10 января объявлен общенациональный траур в постсоветском Казахстане — по убитым якобы только «вооружёнными экстремистами», но в конечном-то итоге, неофеодалами, то есть местными царьками, как итог их политики экономического удушения собственного трудового народа, который и вышел на мирные акции против этой политики, и снова получил вместо ответов пули…

Д.Ч.


Материалы по теме:

Заявление Президиума ЦК ОКП

Про двадцать тысяч моджахедов…

Памятник Назарбаеву пал, режим неофоедалов в Казахстане — ещё нет

Казахстан на пороге революции: Токаев спешно меняет правительство, но это не спасёт неофеодалов

4 thoughts on “117 лет Кровавому воскресенью, а в рабочих на советской земле продолжают стрелять

  1. Помним о расстрелянных царскими карателями, замученных в застенках, погибших на каторге лучших сынов народа, пролетариях, крестьян, революционерах.
    История, увы, неизбежно повторяется и ныне — когда мы по дури сдали свою народную власть.

    Но «Гапонов» от революции и провокаторов, демагогов — и сейчас хватает (власти — не дураки, умеют извлекать уроки из истории — в отличие от нас)

    А ты — молодец, как всегда. Оперативно дал материал.

    1. а у меня тут ещё более антисоветский мужичок глаголет (в том числе и об «обвинении КПСС нас в национализме в 86-м») за восстание в Казахстане — но так глаголет, что вывод для нас «чур меня, чур»))) как говорится, если это вожди — то чем они лучше неофеодалов?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *