Ровесник века и солдат партии Суслов, его роль в крахе КПСС

Специально выждав, подождав публикаций ко дню рождения Суслова (21 ноября), мы не обнаружили ничего аналитического, заслуживающего внимания. ВК-паблик ЛКСМ дал просто его биографию, кое-где с орфографическими ошибками, свидетельствуя что был такой «солдат партии», могущий быть примером для коммунистической молодёжи 21 века (наверное, иначе зачем публикация?). Действительно, биография у «солдата» безупречная — из крестьян, возглавлял комбед родного села, и вырос до рупора Эпохи (ну, а как ещё расценивать пост главреда «Правды»?), почти ровесник века, умудрившийся так тонко следовать линии партии, что ни разу не оступился… Впрочем, давайте и мы с биографии начнём, чтоб рассуждения не казались тенденциозными и беспочвенными.

***

Родился 8 (21) ноября 1902 года в селе Шаховское Хвалынского уезда Саратовской губернии (ныне Ульяновской области) в русской крестьянской семье.

В 1918–20 годах активно работал в сельском комбеде в Хвалынском уезде. В 1924 году окончил в Москве Пречистенский рабфак, в 1928 году — Московский институт народного хозяйства имени Г.В. Плеханова. С 1929 г. — преподаватель политэкономии в МГУ и в Промышленной академии. затем с 1929 по 1931 годы учился в аспирантуре Института экономики Коммунистической Академии и одновременно преподавал политическую экономию в Московском государственном университете и Промышленной Академии.

В 1931 году Михаил Суслов решением ЦК ВКП(б) был направлен в аппарат ЦКК — Рабкрина. В 1934–36 годах — в Комиссии советского контроля при Совете Народных Комиссаров СССР (СНК СССР)., затем до 1936 — в Комиссии советского контроля при СНК СССР. В 1937—39 заведующий отделом, секретарь Ростовского обкома ВКП(б). В 1939–44 первый секретарь Ставропольского крайкома ВКП(б).

В 1936–37 годах М.А. Суслов — слушатель Экономического института Красной профессуры. В 1937–1939 гг. заведующий отделом, секретарь, второй секретарь Ростовского обкома ВКП(б). В 1939–1944 гг. — первый секретарь Орджоникидзевского (Ставропольского) крайкома и горкома ВКП(б).

Одновременно в 1941 — 1944 гг. член Военного совета Северной группы войск Закавказского фронта, с 1942 г. начальник Ставропольского краевого штаба партизанских отрядов. С конца 1944 г. председатель Бюро ЦК ВКП(б) по Литовской ССР. Один из инициаторов выселения группы лиц из Прибалтики. Возглавляемое им Бюро вело работу по ликвидации последствий войны и по борьбе с многочисленными отрядами «лесных братьев» — антисоветских вооружённых банд в союзных прибалтийских республиках.

С 18 марта 1946 года М.А. Суслов работал в аппарате ЦК ВКП(б)/КПСС. С 22 мая 1947 года — секретарь ЦК ВКП(б)/КПСС. В 1949 — 1951 гг. главный редактор газеты «Правда» (органа ЦК ВКП(б)).

На ХIХ съезде партии в октябре 1952 года М.А. Суслов избран членом Президиума ЦК КПСС. С 18 октября 1952 года М.А. Суслов являлся членом Постоянной комиссии по внешним делам при Президиуме ЦК КПСС и членом Постоянной комиссии по идеологическим вопросам при Президиуме ЦК КПСС.

5 марта 1953 года М.А. Суслов был выведен из состава Президиума ЦК КПСС. Вместе с П. Н. Поспеловым подготовил обращение ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР ко всем членам партии, ко всем трудящимся Советского Союза о смерти И. В. Сталина. С 16 апреля 1953 года по 1954 год работал заведующим Отделом ЦК КПСС по связям с зарубежными коммунистическими партиями. С 12 июля 1955 года М.А. Суслов — член Президиума (с 8.04.1966 года – Политбюро) ЦК КПСС.

Во время первой попытки смещения Хрущева («антипартийной группой» — как назвал её сам скромняга Хрущёв) в июне 1957 г. на заседании Президиума ЦК КПСС был в числе четырех членов Президиума, голосовавших против освобождения Н. С. Хрущева с поста первого секретаря ЦК КПСС. Однако в 1964 году председательствовал на заседании октябрьского Пленума ЦК КПСС, освободившего Н. С. Хрущева от обоих постов — Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР…

Играл огромную роль в руководстве ЦК КПСС и СССР со второй половины 1950-х годов до своей кончины. При Л. И. Брежневе был вторым человеком в Партии, являясь главным идеологом КПСС. Непоколебимо стоял на позициях самого ортодоксального марксизма, неприятия любого отклонения от него, идеологической войны с буржуазной идеологией. При этом сам научных работ практически не имел.

Суслов отличался педантичностью и крайним аскетизмом. Носил калоши и старого покроя костюмы. После зарубежных поездок сдавал оставшуюся валюту в партийную кассу.

Всегда четко, не позволяя пустословить, вел заседания Секретариата ЦК. По воспоминаниям бывшего главного редактора газеты «Советская Россия» М. Ф. Ненашева:

«На выступления 5–7 минут. Не уложился, уже через минуту М. А. Суслов говорил: «Спасибо», и смущенный оратор свертывал свои конспекты. Признаюсь, М. А. Суслова мы, участники тех заседаний, редакторы газет В. Афанасьев, Л. Толкунов, вспоминали не раз, когда его председательское место в Секретариате заняли ЧерненкоГорбачев… и неудержимые многочасовые словопрения захлестнули мутной волной заседания исполнительного органа партии».

М.А. Суслов избирался депутатом Верховного Совета СССР I–X созывов — всех кроме последнего. Был членом Президиума Верховного Совета СССР в 1950–1954 годах, с 1954 года – председатель Комиссии по иностранным делам Совета Союза Верховного Совета СССР.

Суслов поддержал выдвижение М. С. Горбачева в Москву:

Суслов, отправляясь на отдых, порой наведывался в Ставрополь. И однажды во время очередного визита, как рассказывают, местное партийное руководство, в том числе и Горбачев, пригласили и показали ему… музей жизни и деятельности Михаила Андреевича Суслова. Старец дал слабину, растрогался и отплатил Горбачеву добром

Громыко А. А. «Андрей Громыко в лабиринтах Кремля. Воспоминания и размышления сына.» М., 1997. С. 70.

***

Недавно мы писали о ГДР, в связи с датами разрушения Берлинской стены и начала вывода советских войск Горбачёвым — ну, так давайте послушаем товарища Суслова на съезде СЕПГ за десять лет до начала губительных для соцлагеря и СССР процессов перестройки, в период расцвета и ГДР, и соцлагеря (ещё не заработал проект ЦРУ «Солидарность», ещё тверды позиции соцлагеря на подступах к нему империализма). Как хорошо, как правильно, как долго (прерываемый лишь аплодисментами), иногда переходя на восторженный фальцет, говорит товарищ Суслов!

Фрагменты этой речи — хоть сейчас используй… Вот только беда: слова всё больше расходились с делом. Победа социалистического образа жизни и мировоззрения над буржуазной идеологией — явно не приближалась с такими речами. Вернее так: самовосхваления усыпляли не просто партию (КПСС, которая в 1991-м не то что в верхах, переродившихся и буржуазных, но даже в низах — не возвысила ни одного голоса в защиту СССР и ГКЧП), но то, что партию ведёт вперёд — идеологию. А самоуспокоение для партии — смерть.

Именно Суслов «засушил» марксистско-ленинскую идеологию до состояния догмы, которая в отличие от упомянутого им применительно к немецким социалистам творческого развития марксизма — небоеспособна. При Суслове появилось в учебниках разделение на истмат и диамат, хотя они являют собой единство, и непонимание этого — отменяет марксистскую диалектику и диалектическую логику как таковую. При Суслове, отчаявшись вразумить в верхних эшелонах этот омертвевший официозный, во многом бухаринский примитивизированный марксизм-ленинизм, покончил жизнь самоубийством величайший философ второй половины ХХ века и как раз живой марксистский теоретик Эвальд Ильенков.

Да, это Суслов (и совершенно правильно — но важно как!) «выживал» диссидентов, Сахарова и Солженицына из СССР с переменным успехом — однако эффект от таких «чисток» был обратный, Суслов и Андропов наигрывали популярности инакомыслящим, а диалектический материализм делали непопулярным как на родине, так и за её пределами. У Солженицына, с его пещерными воззрениями и корявым, псевдонародным языком — благодаря «пьедесталу» гонимого писателя, появлялась огромная аудитория. И конечно из сухого Суслова и «сочного» (в плане «литературного хлеба») Солженицына, интеллигенция в СССР выбирала писателя, а не «Победоносцева времён КПСС». Стоит ли удивляться, что от неживой, превращённой Сусловым в идола идеологии, успешно преображавшей ещё недавно всю Европу, Латинскую Америку, Китай, — всего за пятилетку ревизионистских «присадок» остался пепел партийных билетов?

Суслова нельзя упрекнуть в том, что он как партийный элитарий «запустил» идеологию — не считал её актуальной, не верил сам в то что говорил и делал. Отнюдь! Этот действительно аскетичный, искренний «хранитель скрижалей» — не помышлял о том, что уже гнездилось в поколении ЦК КПСС горбачёвской поры (идея наследования и приватизации партийных привилегий — совершенно смехотворных на фоне нынешней легальной роскоши олигархата). Он отдавал в партийную кассу большую часть своей зарплаты, он даже рублёвскую свою госдачу (сейчас на месте скромной госдачи Суслова — хайтек-дворец Шувалова, при котором одно только здание для прислуги — размером со школу) посещал крайне редко — просто не имея времени на отдых…

Однако Суслов выводил её, свою невенчанную супругу, с которой решил прожить честно до самой смерти — идеологию то есть, — за рамки актуальности, вот в чём беда и в чём секрет. Полагая, что тот же пролетарский интернационализм — не метод для определённого целеполагания (этапа развития революции, общества), а незыблемый принцип, независящий от конкретно-исторических обстоятельств, — Суслов защищал его, как умел. А умел он в основном интриговать. Так и возникло понятие «сусловщина» — это когда и либералов в партии (срастающихся местами с диссидентами), и правых национал-уклонистов («Русская партия в КПСС» и прочие мельчайшие группировки) Суслов осаживал разными методами, с обеих сторон, охраняя таким образом идеологию от действительности. А вот это и было фатальной ошибкой.

Поют хорошо «Интернационал» товарищи в Президиуме ЦК КПСС! За ними слышен, конечно, профессиональный хор — но мы вглядываемся в эти лица из нашего далёкого и унылого будущего, пытаясь понять, что там впереди, по каким-либо маловажным признакам, предвестникам конца. А их нет, этих признаков! Скромняга Суслов поёт даже немного по-пионерски, качая-кивая головой. Поёт вместе с Президиумом ЦК КПСС не очень весело Фидель Кастро… Мог ли он предполагать, что поддержанный Сусловым на закате своего партийного служения «идее» Горбачёв организует в 1989-м против него, Фиделя, первый совместный для ГРУ и ЦРУ(!!!) теракт? И в 1990-х Куба останется вовсе без поддержки былого СССР и России, что базу в Лурдесе (локаторы которой прослушивали легко даже разговоры в автомобилях на шоссе Майами) — сдадут последователи Горбачёва как «слишком дорогостоящую», сделает это уже Путин…

А что будет с «Хёникером», как называл его Суслов, — и подумать страшно! Спустя десять лет контрреволюционная, спровоцированная перестройкой и Горбачёвым, волна смоет его с европейской политической арены — и он, бесконечно судимый классовым врагом за «преступления Штази», умрёт в эмиграции, в Чили в 1994-м…

Увы, превращённая в пустую фразу, в общее место как раз Сусловым, диалектика, ожившая во враждебной среде социального регресса сегодня — заставляет нас уже там, в 1978-м «засекать» как признаки губительных перемен это «величие», это «бронзовение», эту монументальность и идеологическую неповоротливость… Не даром в тот же период в Москве возникает НКПСС — НЕОкоммунистическая партия, — составляют её левые диссиденты, по убеждениям радикальные марксисты, среди которых были Александр Тарасов и Борис Кагарлицкий. На НКПСС обрушилась вся мощь КГБ, который уже не понимал, что именно он защищает, а защищал он ревизионизм и дрейф в капитализм медленный (кстати, сдал товарищей КГБ тот самый Андрей Караулов, который караулил до недавнего прошлого ельцинско-путинский режим) — НКПСС была предвестником куда более нахальных в плане идеологии альтернатив «сусловщине»…

Конечно, очень сегодня настораживающим моментом является отсутствие собственных теоретических работ у Суслова — наверное, тут сказалась не только скромность. Охранять умел, рассуждать и развивать (то есть собственно владеть диалектическим методом) — нет. Человек, не умеющий письменно формулировать идеи и уж тем более (что был обязан каждый член КПСС с времён Сталина) развивать идеологию — вряд ли способен в динамике, то есть в действительности владеть «вверенными ему партией» идеологическими «преимуществами» социализма — о которых так красиво говорил в ГДР Суслов. И преимущества на том сворачивались…

Вот и вышло, что свой век эти старцы из брежневского ЦК, олицетворяемые Сусловым, — приравняли к веку социализма в СССР, и с их смертью не обновление, но разрушение партии изнутри пришло, началось. От Сталина до Горбачёва, от бэты до омеги судьбы СССР, протянулись длинные руки Суслова, так бдительно охранявшего (герметизировавшего) идеологию КПСС, что она умерла от соприкосновения с «бактериями» социальной действительности второй половины 1980-х, с буржуазными «бактериями» в том числе…

Суслов уверенно говорил о солидарности рабочего класса всего соцлагеря? Получили в ПНР «Солидарность», которая оказалась не только не солидарна с рабочим классом СССР, но и вовсе требовала капитализма и независимости от соцлагеря. Сейчас и верфей тех в Гданьске не осталось — тоже зримая «победа рабочего класса», однако с КПСС это не снимает ответственности за неспособность ударить по классовому врагу не трухлявой тросточкой Суслова, а увесистой дубинкой марксистской аргументации, отрезвляющей рабочих, вставших на позиции буржуазии. Это был один из первых вызовов как раз идеологическому бессилию КПСС, способности не только анализировать актуальные угрозы, но и прогнозировать потенциальные, с позиций марксизма-ленинизма.

Вскоре после речи Суслова в ГДР на съезде СЕПГ, всего через год начатая, при Брежневе, в Афганистане борьба с моджахедами (точно так же, как «Солидарность» созданными в пробирках Бжезинского) — вновь остро и не в пользу СССР повернёт вопрос пролетарского интернационализма. И совершенно верно (и эффективно) поддержавшие сперва силы социального прогресса в Афганистане, наши воины-интернационалисты будут уходить из «Афгана» не триумфаторами, а уже с печатью «неизвестно за что воевавшие на чужбине»… Всего через пятилетку окрепшие на одержанной моджахедами победе талибы свергнут Наджибулу и ввергнут Афганистан в средневековье.

На похоронах Суслова, в жуткий январский мороз — как раз проходивший тогда срочную военную службу в Советской Армии «по специальности» мой двоюродный брат джазовый барабанщик Иван Авалиани отморозил уши. Он стоял в военном оркестре, исполнявшем тот самый траурный марш, который потом нам, пацанятам восьмидесятых, станет весьма знаком… Не просто снаружи брат отморозил уши (такая для официозных мероприятий форма — «уши» ушанки нельзя опускать), а воспаление среднего уха заработал — долго потом лечился в госпитале. Что такое уши в профессии музыканта — объяснять не надо.

Не хочется тут злословить, однако год смерти Суслова и Брежнева, 1982-й, когда моё поколение пошло в первый класс, стал стартом «гонок на катафалках». И тот заслуженный почёт, та церемониальная медлительность, с которой несли гроб с телом Суслова к Кремлёвской стене, где он занял заслуженное место как верный сторож идеологии — всё это, замораживающее и засушивающее, кажется продолжением работы живого Суслова…

Конечно, после этого нескончаемого траурного марша наивные граждане СССР обрадовались «молоденькому» Горбачёву…

Вышло так, что на смену ортодоксам неживого марксизма-ленинизма на роль идеологов пришли, уже в перестройку, откровенные враги классовой теории, диалектического материализма, советского народа и пролетариата, вроде А.Яковлева, которым не составило труда довести идеологию КПСС до абсурда, чтобы «ветер перемен» вовсе сдул её с исторической арены. «Заслуга» Суслова тут — безусловна. Чем старательнее он «сушил» идеологию, тем быстрее и бессильнее размокла она «по весне», начавшейся в марте 1985-го. Причём эта оттепель была уже не временной, как при Хрущёве, а окончательной… Но это другая история.

Дмитрий Чёрный, член ЦРК ОКП


Материалы по теме:

Прораб перестройки Яковлев

Прораб перестройки Яковлев (ч.2)

От Ильича до Николаича, идейность грузом не влача…

Одиннадцать лет назад умер академик Арбатов, но дело его живёт

24 thoughts on “Ровесник века и солдат партии Суслов, его роль в крахе КПСС

  1. Стартом «гонок на катафалках» стал декабрь 1980-го — похороны А.Н.Косыгина (был отставлен с поста Пред. Совмина в октябре).

    С М.А.Сусловым не ушла «сусловщина». ОНА ЖИВА!
    (и мы работаем до сих пор с его порослью, пожилой и молодой).
    Сусловщина — бессмертна (останется даже после гибели загибающегося комдвижения в РФ)
    Другой полюс — троцкизм-левак. Он тоже бессмертен (для загибающегося комдвижения в РФ — и после)

    Две дороги к одной помойке…

      1. полдня писал, в итоге. думаю, Огрызко останется доволен — термин «сусловщина» в редакции ЛР был в ходУ, особливо Байгушев любил оный… жив ли старик нонче-то?.. думаю, да. они живучие! ну и «Русская партия» не оставит его даже в пандемию))

  2. Да здравствует подлинный советский интернационализм и русский имперский русоцентризм 1930-начала 50-х! (не путать с национал-изоляционистами-«ленинградцами» 1949)
    Да и после (до 1987) — наследники и воспитанники Сталина были у руля (пропаганду доперестроечного нашего детства — уж ты-то помнишь, остальной «интернацизм» и «дружба народов» — для целостности Советской державы и для расширения нашей экспансии в мире (под видом помощи «мировому коммунистическому», социалистическому и национально-освободительному движению).

    Народы республик СССР нас помнят, чтут. И ждут новой халявы от «старшего брата» — в случае победы (???) в России коммунистов ( в Союзе по ВВП — Россия всех кормила, правильно делала, НО при Сталине, — и взыскивала за непослушание).

    А у Суслова — хорошие помощники были (Воронцов и др.)
    Помогали русским национал-коммунистам. И в отделах ЦК много было таких (зам зав. Общего отдела ЦК А.П.Кириченко, Савинкин (зав. отделом Адм. органов ЦК КПСС), член ПБ Д.С.Полянский, канд. в длены ПБ П.Машеров, комсомол-мембер-босс ЦК, чины в КГБ и т. д.)

    1. ну, с Машеровым какая-то загадочная история, самосвал этот… — кстати, его любовницей была одно время (проживавшая в доме Брежнева на Кутузовском) бабушка Анны Козловой, дочки главреда Роман-газеты и писательницы) как ни пытала внучка бабулю, не выдала она им секретов Члена (КПСС) — тоже партийная школа! очень скромна и немногословная была

  3. «Ленинградцы» (если это «дело» не было провокацией Маленкова-Берии после смерти А.Жданова) — взяли курс на ком-сепаратизм (создание КП РСФСР, столица — Ленинград).

    Сталинская линия — прямо противоположная: укрепление интернационального братства народов СССР с русским народом во главе (официально курс — с января 1936 года, реально — с 1931-го).
    Читай архивные и другие источники в моей книге. Это тебе не твоя секс-беллетристика от выжитого Лимонова (амен!)

    1. ну, идеи «ленинградцев» с Кузнецовым во главе — воплотил вполне Ельцин, а Зюганов стал пожизненным мандарином КП РФ (РСФСР)

  4. «Как организация единомышленников Коммунистическая партия Советского Союза умерла вместе со Сталиным. Она превратилась в крышу, по которой с трудом уживались не просто разные, но и противоположные по духу фракции, прото-партии, если угодно, враждовавшие друг с другом и друг друга ненавидевшие…Кого только не было в КПСС, кичившейся своей идейной монолитностью! Были циники из «болота» (их олицетворял М.Суслов), и реформаторы-западники (Андропов и его выдвиженцы; А.Яковлев), были технократы-прагматики (Н.Рыжков, А.Вольский) и национал-социалисты (русские националисты и сталинисты в ЦК КПСС, ЦК ВЛКСМ и творческих союзах). Все, кроме кроме собственно коммунистов той «ИЗНАЧАЛЬНОЙ» идеи. Не осталось никого, кто пошёл бы умирать за неё, за идею «мировой революции» в её первоначальном варианте. Кончилась идея. Убил её Сталин.»

    (А.Л.Янов. Русская идея и 2000-й год. N-Y. 1988. С. 183,185)

  5. Конечно, это мнение врага (бывшего члена редколлегии журнала «Молодой коммунист» в начале 1970-х).
    Но, при всей «подгонке», — так в общем-то и получилось с КПСС.

    Суслов был арбитром. Либералов (Рязанов, Тарковский, Герман, Р.Медведев и т.д) — не любил и «зажимал (хотя многие из них (Рязанов и др.) и получали премии и звания). Не любил и «почвенников» (как и я не люблю).

    Он любил:
    1) Порядок
    2) Верность принципу «стАбильности» (ударение на первый слог)
    3) Гречневую кашу
    4) Галоши
    5) Л.И.Брежнева (после того, как Л.И. чуть не снял его в 1969-м с поста — из-за фрондирования по поводу реформ Косыгина)

    1. галоши, не поверишь, любил и Байгушев — «Личный разведчик Леонида Ильича»))) приходил в какие-то заморских, но галошах в редакцию ЛР…

    1. Кстати, ранее ты приводил свидетельство Марка Захарова о визите М.А.Суслова (по звонку актрисы МХАТа Ангелины
      Степановой) на его спектакль «Разгром» (1972) в театр им. Маяковского. Появление Суслова «в галошах», которые якобы не носили уже в СССР (мы с тобой не носили в детстве?, х-хе!) вызвало у Захарова приступ внутреннего веселья, который мог бы повлиять на исход операции со спектаклем. Но, к счастью для будущего «мэтра» всё обошлось… После заключительных слов Левинсона (Джигарханяна) Суслов встал в правительственной ложе и стал аплодировать (хлоп-хлоп, тихо). На следующий день в «Правде» появилась статья о спектакле и «зрелой режиссуре тов. Захарова»

      Суслов не любил:
      1) Холода (кабинет его в ЦК КПСС (1-й подъезд, 5 этаж, напротив кабинета Л.И.Брежнева) очень жарко отапливался (как рассказывал А.Лукьянов)
      2) Охоту (с огромной неохотой ездил он на охоту в Завидово к Л.И., но не охотился — охоты к тому не было)
      3) Быструю езду (Л.И. гнал порой за 150, а М.А. требовал, чтобы не более 60 км. в час. Создавал пробки на Калининском)
      4) Вольность обращения с цитатами В.И.Ленина (у М.А. была картотека: выдвигаешь ящичек по определённой тематике — и там нужная цитата из Ильича)

      1. во-во! не ум, а картотека… а делить Целое на цитаты — заведомо порочный путь. интересно, а живого Ильича он видал? ведь была возможность…

        1. Интересный вопрос.
          19-летний Михаил Суслов в 1921 году по комсомольской путёвке был направлен на учёбу в Москву — в Пречистенский рабфак.
          Теоретически — мог и видеть Ильича на официальных мероприятиях (последний раз Ленин был в Москве в
          октябре 1922 года)
          Но каких-либо источников, свидетельств — пока нет.

    1. Ещё информация (поведал её мне бывший зам. зав. сектора отдела пропаганды ЦК КПСС С.Слободянюк — в годы нашего совместного пребывания уже «в другом» в ЦК в конце 1990-х).
      В отстранении А.Яковлева от должности и последующей его высылке в Канаду в 1972 году ГЛАВНУЮ роль сыграл именно Суслов. Ему положили на стол сводки ин. печати, в которых утверждалось, что зав. отделом пропаганды Яковлев метит на место «главного идеолога партии».
      Это могло быть и провокацией, «уткой», но подобных вещей (даже намёков, предполагаемых в человеке амбиций) Суслов не прощал никому. Теперь эту информацию знаю уже только я (уже и ты)
      По той же причине Суслов ненавидел и Пономарёва с Федосеевым (директор ИМЭЛ). По этой причине он и заступился в 1972-м за А.Черняева, которого Федосеев пытался выдавить из ЦК «за ревизионизм». Черняев (тогда — зам. Пономарёва) позвонил Суслову по «вертушке», изложил обстоятельства своего «обсуждения» на заседании в ЦК. Суслов кратко (более минуты не говорил) обещал разобраться. Бл…н и ревизионист Черняев был в ЦК оставлен. Даже в редколлегию журнала «Коммунист» был введён по распоряжению М.А. (и назло Федосееву).
      Такие вот «субъективные обстоятельства» в истории партии. Т.н. политика «качелей».

  6. Завтра, кстати, и день смерти (и дата «круглая») ещё одного ведущего сов. дипломата и революционера (ведал деньгами партии) — Л. Красина. Можем «совместить» (Чичерин — сегодня, в четверг — Красин. По-моему вполне логично.

    А 26 — го (пятница) дадим сов. хронику 1945 г. о Нюрнбергском процессе (опять юбилей — 75 лет началу процесса)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *