От Ильича до Николаича, идейность грузом не влача…

Есть у либералов и антисоветчиков прочих мастей свои святые — есть, как не быть! Эта «система ценностей» как всё архаическое тоже иерархична, с обязательным переходом рационального в иррациональное. И если в этом иконостасе имеются совершенно неприкосновенные иконы — тот же А.Д.Сахаров или А.И.Солженицын, то ниже рядами, поближе к мирянам, имеются персонажи если не сомнительные, то во многом спорные, чья святость под большим вопросом, а вклад в дело контрреволюции или хотя бы идейное приближение к ней, к капитализму, не вполне ладится с теми обильными благами и образом жизни, что имелись у них «при тоталитаризме», то есть «от проклятого совка».

Мы уже начали вас знакомить, товарищи младые коммунисты, с такими персонажами, с околокремлёвскими и кремлёвскими двуликими янусами, которые бОльшую часть жизни числились идейными коммунистами, боролись против антиисторизма, за чистоту ленинизма, однако с приближением к рубежу августа 1991 года (который мы с вами вспомним и сегодня), эти господа, как теперь говорят, один за другим совершали каминг-ауты, обнажая свою буржуазную, предательскую суть. Не будь этих персонажей в новейшей истории, не поняли бы мы вполне, от какого рода «ленинской гвардии» избавляли СССР накануне тяжелейшей войны в период 1936-39 партийные и армейские чистки, которые позже их «активист», их изрядно инициативный исполнитель Хрущёв назовёт сталинскими…

Мы рассказывали вам о шефе Зюганова в идеологическом отделе ЦК КПСС Александре Яковлеве, об Анатолии Черняеве тоже рассказывали, а сегодня пришла очередь Александра Бовина. Он родился 9 августа 1930 года в Ленинграде.

Ответственный сотрудник, руководитель группы консультантов Отдела соцстран ЦК КПСС (1963-1972), политический обозреватель газеты ВС СССР «Известия», депутат ВС РСФСР (1975-1985), член ЦРК КПСС (1981-1986), лауреат Государственной премии СССР (1981), награждён орденом Ленина (1980), один из авторов последней Советской Конституции 1977-го года (где «КПСС — руководящая и направляющая» — та самая формулировка, которую по инициативе любимца партии, народного депутата Евгения Евтушенко отменят в 1989-м), кандидат философских наук (1967), последний посол СССР (после второго разрыва дип.отношений в 1967 г.) и первый — РФ в Израиле (1991-1996).

Персонаж не столь исторически огромен, чтобы посвящать ему отдельную обстоятельную статью (проще процитировать видео-панегирик, некролог самих «иконоборцев»), однако основные моменты, которые стоит о нём узнать, а некоторые и увидеть — приведём ниже.

Внешне Бовин казался (и многим этим почему-то нравился, как Евгению Киселёву, например) огромен, но лишь с момента своего личного знакомства с Брежневым в журнале «Коммунист» (ещё до того, как Брежнев стал генсеком, что существенно), когда и физически он не был столь велик, не разъелся — только с 1963 года можно считать его зримой величиной. Он был и умён, и очень умел, как говорится, дружить (помогал поступать в институты однокашникам), и в целом-то воспитывался в здоровой советской среде, поступил на Философский факультет МГУ (что само по себе показывает уровень подготовки)… Однако, когда пришёл сильный мира сего — социалистического, мирно расширяющегося, — когда Леонид Ильич Брежнев позвал его в спичрайтеры, свободного философа победил сангвиник, то есть любитель сытой жизни и сопутствующих ей удовольствий.

Нет, конспирологи могут сколь угодно отыскивать тут подоплёк — не была ли эта (то есть написание речей Брежнева) работа консультантом Отдела соцстран ЦК и в «Известиях», чем-то более умным и коварным, уже тогда антисоветским — не вилял ли сей «хвост» собакой и даже её языком… Думаю, всё же не вилял — а когда повилять попытался в 1968-м, в первой половине года, когда постепенно вызревала в Чехословакии контрреволюция и Бовин чётко оказался на стороне даже не Дубчека, а желающих его подвинуть им же пробуждённых к жизни диссидентских прокапиталистических сил, — тогда и напомнили тени её место. Брежнев был не так глуп, каким его теперь рисуют, и взвесив все плюсы «языка», посчитал, что минус длиннее — и отправил его в рядовые журналисты «Известий». Отметим тут характерный брежневский гуманизм — никаких показательных порок! Это понижение не помешало Бовину же позже стать ведущим «Международной панорамы», по которой мы его с детства и знаем.

Да, ссылка не была столь далёкой, как у Александра Яковлева — хотя и Бовин бывал за границей постоянно, и в США, и в Канаде… Но зато роль невидимую, закадровую он вскоре сменил на видимую — в той самой «Международной панораме», которая при всей идеологической неизбежной обрамлённости, всё же, была для многих «томящихся» окном в желанный капиталистический мир. Кстати, Бовин в этих программах не сильно-то этот мир хвалил — хватило урока 1968 года, — однако бывая сам за границей, как потом признавался в интервью, не отказывал себе ни в чём, включая стриптиз. «Да, я люблю стриптиз» — заявлял он уже во времена, когда принаряженная голытьба и художественное раздевание не были чем-то для РФ экзотическим.

В момент исторический, в августе 1991-го Бовин оказался в пресс-центре МИДа, где проходила «презентация» ГКЧП, и задал (36:50) свой эмоционально однозначно окрашенный вопрос Стародубцеву.

Сомнений быть не может, на чьей стороне был Бовин, за капитализм или за социализм выступал он тогда. Потом, после пресс-конференции ГКЧП был звонок ему по «вертушке»: «Учти, сука, мы с тобой ещё встретимся!» Пугали так же венками у дверей цековской квартиры и Яковлева — но угроз патриотическая, крючковская часть КГБ не выполнила, была сражена либералами и внутри своего ведомства…

Бовин был не просто «за» капитализм, он был невидимой душой перестройки — это её призраки он видел в Чехословакии в 1968-м, потому в этот раз надеялся на победу «прогрессивных сил». Жаль, потом, из Израиля, он не видел, каких масштабов социальный регресс обрушился на СССР и его российский осколок… Впрочем, всё видел, всё понимал, когда наведывался сюда и вернулся окончательно по выслуге послом — потому и оставил мемуары, в которых пожелал выглядеть именно таким, каким его поместили в свой иконостас либералы, «своим среди чужих». Автором, например, самого бредового лозунга перестройки «Экономика должна быть экономной».

Кстати, как профессиональный хитрец, Бовин не был «брежневским» до конца (собственно, Брежневу это и не требовалось, он не приближал таких слишком близко — писали умно, писали что надо, и достаточно) — потому умудрился стать ещё и любимцем Андропова, который как раз парадоксально после подавления им венгерского фашистского бунта тяготел ко всему «перестроечному» и ту, последнюю, нашу перестройку, кторую Горби потом повёл резко и глупо, замышлял до него, и всё же поумнее, хотя глупо тут размышлять в сослагательном наколении…

От Ельцина Бовин ждал, конечно, больше признания и почёта — потому получив вместо ордена букетик (ордена кончились!), осерчал, но сообразно этикету. Да, тех кто мечтал не только о капитализме для себя, но и о вхождении в «свободный мир» первого социалистического государства — кто не только любил стриптиз, но и свой образ жизни сделал своего рода стриптизом сангвиника и эпикурейца, — ни Ельцин, ни дальнейшая власть силовигархии, тоже «их молитвами» пришедшая, не обласкивала слишком. Кто готов работать «за идею» — пусть за неё и работает…

Впрочем, как начал работать Бовин на Кремль при социализме, так почти до самой старости, до второго, скандального срока Ельцина и работал уже при капитализме и олигархах, — видимо, считая, что работал не зря, и все идейные изгибы, от научного коммунизма до стриптиза и капитализма, были вполне в судьбе его «логичны»… Ну а что, как говорил герой Высоцкого, Жеглов при всякой власти «сытно ел, сладко спал» — так это потому что ум и образование советское бесплатное, вплоть до высшего, — и так использовать можно… Право Личности.

Умер он уже при Путине, в 2004-м, застав «тучные нулевые» — как раз тот момент, с которого отсчитывается ударная деиндустриализация, до 70 тысяч заводов советских и даже досоветских уничтожено в годы «стабильности». Этого Бовин не увидал, не оценил — впрочем, вряд ли захотел бы снова задать вопрос, но уже не Стародубцеву, а себе, что же будет не только с крестьянами, но и с рабочими при капитализме? Какая кабала свалится на их плечи, сколько-часовой рабочий день?! До 12 часов теперь вкалывают — и счастливы даже такую работу не потерять… Вряд ли эти жирные сангвиники и гусарствующие бонвиваны, перебирая ленинскую классику и формулировки политического курса для Брежнева, покуривая на завидовских диванах об этом думали, мечтая пожить не только для себя по-западному но и для страны.

В их руках была идеология брежневского и андроповского периода… Черняев глядит с уважением: иерархия!

Дмитрий Чёрный, член ЦРК ОКП


Материалы по теме:

Прораб перестройки Яковлев

Прораб перестройки Яковлев (ч.2)

«Пражская весна» 1968-го как «Это ваше дело» (Брежнев)

«Пражская весна» и итоги её реванша в 1989-м: Mame prazdne kapse!

14 thoughts on “От Ильича до Николаича, идейность грузом не влача…

  1. Молоток! Шикарный текст твой. Отменно проехался по этому профи-прохиндону. Кстати, «журналист-международник», не владевший ни одним иностранным языком (даже ивритом — «посол в Израиле») Так, — слова, фразы… Номер.

    Хорошо мыслишь, Шарапов! Сегодняшний вечер посвящаю тебе. Накатаю «шаров» из его же мемуаров.
    И подробностей от людей, которые его знали.

    1. вот потому комсомольцы (и твои любимые кандидаты в зюгановцы)) тут и любят комментарии не меньше статей! даёшь подноготную!

    1. ревностное исполнение долга — признак всякого работника ЦРК! (я себя под Бовиным чищу))))

  2. «Экономика должна быть экономной! — лозунг 1981-1982 годов (после бовинского «внедрения» в речь Л.И.Брежнева к XXVI съезду КПСС (март 1981) этой пошлой банальщины). Вообще-то лозунг пережил и Леонида Ильича. Но в перестройку (по крайней мере, с 1986 года на домах висела уже другая демагогическая чушь, а Бовин попал в немилость — из-за Яковлева).

  3. В середине 1960-х Яковлев был в команде Шелепина, рвавшегося на пост генсека. Яковлев заходил в 1966 г. в кабинет к Бовину: «Слушай, ты что, опять для этого ничтожества (таковым он считал Л.И.Брежнева, урод)
    речь «тачаешь»? Слушай, переходи к нам. Перспектива! Завом станешь в «пропаганде». Нам умные люди нужны» и т.п. Бовин, как хитрый еврей, сказал, что обязательно расскажет об этом своему шефу в ЦК — Андропову, но фамилии Яковлева не назовёт (чтобы помнил об этом «крючке»). И заковылял Хромой прочь. Бовин же «донёс до уха» Ю.В. эту информацию. Тот кричал, требовал назвать имя «мерзавца». Но Бовин не сказал. Сказал Брежневу об отзывах Сашки о нём. Тот, как мудрый человек, махнул рукой, но особо Яковлева к писанине уже не привлекал. Лишь однажды, на «теоретической даче» ЦК (даче Горького), Бовин признался Яковлеву, что довёл до «генерального» его нелестную характеристику: «Не бойся, Саша! Мы тебе с Георгием (Арбатовым) тоже говна в карман наклали!». Тут Яковлев и понял, почему его до сих пор (с 1970 по 1972-й) не утверждали полным завом Отдела пропаганды. Обидно, конечно…

  4. P.S. Когда Горбачёв утвердил в июле 1985 года Яковлева на посту зав. Отдела пропаганды, то Бовин моментально вылетел из тележки — его выбросили из состава ЦК (из членов ЦРК) и уже не избрали депутатом ВС РСФСР. Хотя взгляды и подлость у этих двух «прорабов перестройки» были одинаковые, но гад сожрал гада. Отомстил. Бывает…

  5. А человеком Бовин был весьма талантливым — что правда, то правда.
    Великолепный редактор материалов, хороший публицист, блестящий ведущий «Панорамы».
    Как и многие талантливые «про….и», парткарьеристы.
    А начинал он ещё при Сталине.

  6. А.Бовин и А.Яковлев, были летом 1968 в Праге по заданию ЦК и КГБ. Но «шнуровали» там со своими целями. Выходивший в Праге главный теоретический орган ком. движения журнал «Проблемы мира и социализма» (курировал ярый «антисталинист», канд. в члены ПБ ЦК КПСС Б.Н.Пономарёв) считался в ЦК КПСС определённым рассадником идей еврокоммунизма, но терпели.
    Яковлев, возвращаясь из Праги на самолёте, дал добро летевшим с ним режиссёрам Алову и Наумову
    на съёмки «Бега» (проиграл у них в «козла»).
    Бовин пришёл к Брежневу с протестом против готовившегося ввода войск ОВД в ЧССР. Л.И. его не понял и предложил выйти из рядов партии. «К такому я был ещё не готов. Как прыжок в «никуда» — напишет позднее в своих мемуарах Бовин. Черняев
    (зам. Пономарёва по Международному отделу ЦК — не путай с Отделом соц. стран, который возглавил Катушев — кличка «Ка-Кафе») рвал и метал в Завидово, где составляли очередную речь для Брежнева, — узнав, что предстоит ввод войск: «Это сумасшествие, преступление!!». Помощник Брежнева А.М. Александров-Агентов (аппаратная кличка — «Воробей») в ответ на это орал, что таким не место в партии. Черняев «проглотил». Ведь антисоветский сионистский мятеж в Праге был для них несостоявшейся долгожданной «перестройкой».
    Дождутся — через 20 лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *